Ветропарки Ростовской области столкнулись с необходимостью импортозамещения

Ветропарки, расположенные на территории Ростовской области, столкнулись со сложностями из-за ухода с российского рынка датской Vestas. Об этом «Ведомости Юг» сообщили в министерстве промышленности и энергетики региона. Предприятия ищут варианты импортозамещения для оборудования, которое ранее закупали у российских «дочек» датской компании.

Уточняется, что в настоящее время ветропарками прорабатываются «вопросы использования иных технологий производства в кооперационном взаимодействии с отечественными производителями».

В Ростовской области локализованы три производства предприятий, выпускающих компоненты для ветрогенераторов. АО «НоваВинд» производит ступицы, гондолы, генераторы и системы охлаждения для ВЭУ мощностью 2,5 МВт. ООО «ВетроСтройДеталь» выпускает модульные стальные башни мощностью от 2,5 МВт. Предприятие ООО «Северсталь Стальные башни» в Таганроге производит стальные башни мощностью от 2,5 МВт.

Датская Vestas на своем заводе в Ульяновске («Вестас мэньюфэкчуринг рус») выпускала лопасти для ветряных электростанций (ВЭС).

Как ранее писали «Ведомости», в марте 2022 г. датская Vestas объявила о своем решении приостановить строительство ВЭС в России. Завод в Ульяновске был закрыт. Это создало трудности для реализации проектов «Фортума» (подконтролен финской Fortum), для которого «Вестас рус» («дочка» Vestas) поставляла оборудование. Санкции ЕС также закрыли возможность поставлять в РФ турбины европейских производителей для ветряков.

В Ростовской области в настоящее время функционируют шесть ветропарков суммарной мощностью 610 МВт. Доля выработки электроэнергии от объектов ветроэнергетики в регионе составляет 3,8%.

Четыре из шести ветропарков Ростовской области были построены финской Fortum. Их общая мощность – 400 МВт. Весной 2023 г. российские активы Fortum (из-за ухода компании из страны) были переданы во временное управление Росимущества.

В марте 2023 г. «Ведомости» со ссылкой на директора Российской ассоциации ветроиндустрии Игоря Брызгунова писали, что Россия сможет достичь технологического суверенитета в ветроэнергетике в 2026-2027 гг.