Власти Ростовской области хотят ввести для судовладельцев плату за ущерб Дону

Заксобрание готовит обращение в правительство РФ
Денис Демков

Как стало известно «Ведомости Юг», в Законодательном собрании Ростовской области готовится обращение в правительство России об установлении целевого сбора с судоходного коммерческого транспорта, проходящего по Дону и наносящего тем самым ущерб водным биологическим ресурсам реки. Исключение планируется сделать только для рыбопромыслового флота. В Заксобрании «Ведомости Юг» рассказали, что обращение планируется рассмотреть на одном из ближайших заседаний, после чего, в случае принятия, оно будет направлено в правительство РФ.

Целевой сбор на искусственное воспроизводство рыбы

Инициатива введения подобного сбора принадлежит парламентскому комитету по аграрной политике, природопользованию и земельных отношениям. Его председатель, зампредседателя Заксобрания Ростовской области Вячеслав Василенко пояснил, что идее уже три года, однако далеко не всем она нравится.

«Конечно, это лишние издержки для владельцев сухогрузов. И, конечно, нам говорят, что тогда должна увеличиться себестоимость перевозки того же зерна. Но я глубоко убежден, что эти издержки никак не будут выше, чем те потери, которые мы несем в результате нанесения ущерба биологическим ресурсам», – рассказал Василенко.

Суть претензий к судовладельцам в том, что в весной одновременно с нерестом на Дону активно начинается и судоходство. Суда распугивают рыбу с нерестилищ, мешают ей питаться, а икра из-за работы винтов всплывает на поверхность. В итоге количество рыбы падает во всем бассейне, так как, по словам Василенко, нерест сейчас происходит по большей части именно в Дону.

Сбор, продолжает Василенко, должен быть целевым, то есть тратиться только на выращивание и выпуск в Дон молоди рыбы по госзаказу. По его словам, деньги на искусственное воспроизводство биоресурсов в Ростовской области выделяются ежегодно, однако их недостаточно.

«Мы не просим, чтобы этот сбор был каким-то космическим. Сколько ущерба наносит проход одного судна, столько и брать. Есть компенсационные высадки деревьев, за пользование дорогами берут плату. Почему с рекой должно быть иначе? Вся Россия везет через нас зерно, лес, нефтепродукты, уничтожает Дон, а мы должны просто так на это смотреть? Нам ничего чужого не надо, но и свое мы хотим сохранить», – заявил Василенко.

Он добавил, что назвать предполагаемую сумму сбора не может. При этом идею его введения, по словам Василенко, поддерживают в региональном и федеральном министерствах сельского хозяйства, Азово-Черноморском территориальном управлении Росрыболовства, ВНИРО. 

«Наши депутаты Госдумы (от Ростовской области – «Ведомости Юг») тоже «за». Есть конечно вопросы с владельцами судов, Росморречфлотом и другими транспортниками. Но мы будем добиваться (введения сбора – «Ведомости Юг»)», – говорит Василенко.

Объективная оценка ущерба

Зампредседателя комитета Госдумы Виктор Дерябкин, избранный от Ростовской области, рассказал «Ведомости Юг», что Василенко к нему обращался с идеей введения сбора платы за пользование Доном. Но, говорит парламентарий, к этому предложению он отнесся «откровенно настороженно». По его словам, анализ, подтверждающий необходимость введения такого сбора, отсутствует. Нет и исследований, подтверждающих, что флот наносит ущерб водным биоресурсам.

«Существует много других причин, наносящих ущерб рыбному хозяйству Ростовской области. Для принятия подобных решений нужны объективные обоснования. Это первый аспект. Второй аспект заключается в объективной оценке ущерба. Когда ко мне с просьбой высказать свое мнение обратился Вячеслав Василенко, я задал ему простой вопрос: «Где и когда была произведена оценка ущерба? Вы можете предоставить хоть какие-то расчеты или обоснования, позволяющие разобраться в ситуации?» К сожалению, на сегодняшний момент, таких расчетов просто не существует», – прокомментировал Дерябкин «Ведомости Юг».

Третий аспект, говорит депутат, заключается в том, что новые сборы неизбежно повлекут за собой повышение стоимости фрахта для грузового флота и стоимости билетов для пассажирских судов.

«А потом, зачем нам федеральный закон, который касается только реки Дон? Разве только у нас существует флот? А как насчет Волги и рек Сибири? Если закон направлен на федеральный уровень, то он должен затрагивать все реки России. Пусть региональные органы власти, в рамках своих полномочий, принимают соответствующие законы. Но перед принятием каких-либо решений необходимо тщательно разобраться во всех аспектах данного вопроса», – добавил Дерябкин.

Интенсивность судоходства на Дону снизилась 

Однозначно необоснованным введение сбора за пользование Доном считает председатель совета ассоциации «Водный транспорт Дона» Александр Огарев. Он указывает, что все гидротехнические сооружения, построенные на реке ниже Цимлянского водохранилища, обустроены специальными рыбоходными сооружениями, которые гарантируют свободный пропуск как рыбы, так и ее молоди. Проект строящегося Багаевского гидроузла также предполагает создание рыбопропускного шлюза и рыбоходно-нерестового канала.

Огарев также указывает на то, что по сравнению с периодом существования СССР интенсивность судоходства на Дону значительно снизилась.

«Она упала в 10-12 раз. Подъем железнодорожного моста в Ростове (для прохода судов – «Ведомости Юг») производится три раза в сутки. Проходит по 3-4 судна за раз. О каком ущербе можно говорить, чтобы взимать какую-то плату?», – прокомментировал он «Ведомости Юг».

Огарев согласен, что рыбы в Дону становится меньше. Однако он больше связывает это с браконьерством и недостаточным контролем за действующими запретами на вылов определенных видов.

«Центральный рынок Ростова битком забит таранькой, лещом, рыбцом, шемаей, даже черную икру можно купить. Откуда это все в рыбных рядах? Мы выращиваем и выпускаем молодь осетровых, она уходит в Азовское море, а потом наши осетры продаются в Гнечинске. Вот чем надо заниматься», – говорит Огарев.

В «Донречфлоте», позиционирующей себя как крупнейшая судоходная компания юга России, отказались комментировать инициативу Заксобрания Ростовской области. В ТД «Риф», имеющем собственный флот для экспорта зерна, на вопросы «Ведомости Юг» не ответили. С пресс-службой «Астона» связаться не удалось.

Практика защиты экологии

В октябре 2021 г. Госдума в первом чтении приняла закон «Об осуществлении погрузочно-разгрузочной деятельности с судна на судно в открытом море без захода в порт». Изначально Ростовская область поддерживала этот документ, однако вскоре выяснилось, что к списку грузов, якобы приводящих при рейдовой перевалке к загрязнению окружающей среды, добавили мучную и зерновую пыль.

Спустя месяц депутаты Заксобрания Ростовской области собрали внеочередное заседание, посвященное только этому вопросу. Как заявил тогда спикер парламента Александр Ищенко, изначально «никому и в голову не приходило, что в список загрязняющих веществ попадет зерно». В случае принятия федерального закона, рейдовая перевалка зерна в Ростовской области стала бы невозможной. В 2020 г. на нее приходилось около 60% всего зернового экспорта региона.

Представитель регионального минсельхоза пояснял, что зерно с территории Ростовской области идет через три порта – Ростовский, Таганрогский и Азовский. И перевалка с малых судов на крупнотоннажные на рейде порта Кавказ – «ключевое звено экспортных логистических цепочек».

В конце 2022 г. – начале 2023 г. несколько крупных регионов (помимо Ростовской области) направили в правительство РФ и Совет Федерации письма с просьбой исключить зерно из списка загрязняющих веществ при рейдовой перевалке. Их поддержали в Минсельхозе России. В итоге «пыль муки зерна» была исключена из списка загрязняющих веществ.